Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Следующая

2009 г.

Я начинаю вести этот дневник, чтобы было понятно, что происходит с заводом ЗАО"Объединение Гжель".

Симонов Сергей Михайлович

Заслуженный Художник России

11.06.2009 г.

Сегодня ещё раз убедился, что наш фарфоровый завод относится к предприятиям с управлением византийского типа , когда в основу производства заложенно всё худшее, где видимость активной деятельности и проявление личной преданности руководству ценится выше, чем профессионализм и компетентность,поэтому низкая производительность при громоздкой пирамиде управления. С приходом на завод новой администрации, положение дел ничуть не улучшилось. Производительность упала, сбыт продукции почти остановился, но цены, как и принято на таких предприятиях, не снизились, наоборот, они могут даже подняться, У нас на заводе худшие руководители отдельных подразделений выпускают до 70% не кондиции, причём разницу между не кондицией и браком они определяют по своим понятиям, без учёта техусловий. В этом и кроется главный стимул работы, например мастера творческой группы, если таковую ещё можно назвать творческой. Художников уже давно вывели из её состава, но в отдел главного художника не вводят по причине административного коллапса.

У нас уже полгода идёт борьба за пакеты акций, за право на собственность между разными претендентами, а художники, которые в своё время сформировали стилистику Гжели, обеспечили завод ассортиментом, прославили его, теперь как бы стали и не нужны. Я передал новой администрации план с вариантами использования профессиональных возможностей художников, но дальше положительных устных заявлений дело не сдвинулось, так и продолжаем сидеть без зарплаты и без штатного расписания нашего отдела. Слава Богу, мне ещё при В.М. Логинове удалось создать свою научно-производственную группу, новое направление, которой он не очень воспринимал ( всё новое приживается с трудом) . Продолжение следует......

 

12.06.2009 г

Сегодня зашёл на завод в свою мастерскую, чтобы немного поработать с моделями из пластилина и заодно поставить их в прохладное место (из-за жары), оказалось, что входить на производство можно только по личному разрешению новых начальников ( владельцев) завода. Раньше, несмотря на выходной день, художники могли приходить в свои мастерские, поработать над новыми проектами, или доделать накопившуюся текущую работу в спокойной обстановке. Но теперь мы, как на секретном объекте, должны иметь спецразрешение, только непонятно от кого. Дело в том, что административные функции новых руководителей до сих пор не понятны, как не понятна и вся концепция дальнейшей работы завода. Новые владельцы Гжели, как-то сразу отстранились от контактов с настоящими профессионалами, специалистами, которые знают технологию фарфора. Художники у них просто вызывают раздражение.Судя по последним событиям, их консультантами стали люди , появившиеся у нас на заводе год-два назад, имеющие весьма смутное представление о производстве, но очень лояльные к новому начальству. Впереди нас ждут кадровые перестановки, от которых Гжель ещё содрогнётся....

 

14.06.2009г.

Все проблемы с которыми сегодня сталкивается Гжель ( имею ввиду наше орденоносное производство), были заложены в начале 90-х., тогда это называлось приватизацией. Наш завод не стал исключением и мы тоже вляпались.... С тех пор предприятие носит такое грамоздкое название Ордена Дружбы Народов ЗАО " Объединение Гжель", учитывая, что это самое ЗАО есть Закрытое Акционерное Общество. Ну обществом акционеров мы пробыли недолго, уже в середине 90-х практически весь пакет акций оказался у В.М. Логинова ген. директора предприятия, устав ЗАО и административный ресурс позволил ему это сделать. Уже на первом собрании, когда только принимали устав ЗАО, Кошман Т. ( наш экономист) сказала, что кончится это плохо. Да оно и начиналось, как-то не очень хорошо, пошли скандальные истории с магазином на Петровке, потом провалили план строительства плиточного цеха и кирпичного завода, начали терять производственные цеха. Средств не хватало, начали закладывать имущество и брать кредиты. Ну а дальше по классической схеме мы пришли к огромным долгам и упадку. Многие специалисты уволились с предприятия. Правда надо признать, что за годы постепенного банкротства нашего завода, многие уходили с предприятия далеко не бедными людьми, особенно те, кто имел доступ к материальным ценностям или близость к "черепкам", как у нас в Гжели принято говорить. Не стану перечислять все должности которые такую близость имеют, но как говорил наш великий полководец Суворов " Можно смело расстреливать любого интенданта, прослужившего больше пяти лет ". И так, долгов стало много, счета завода стали иногда арестовывать и тогда придумали создать маленькие ООО-шки при основном ЗАО это частично продлило жизнь или скорее агонию завода. Кредиты стали получать через непонятных людей по доверенностям ЗАО под залог имущества предприятия. Сегодня этот долг составляет около 300 млн. р. и самое печальное, что отчитаться по расходу этих денег невозможно. Там множество причин и возможно следствий ( простите за каламбур). Можно писать и о том, как много появилось поддельной гжели, и о том как с потерей монополии, наш стиль и изделия девальвировали на рынке, заваленном продукцией конкурентных предприятий. Об этом, видимо, я напишу отдельно. Но сейчас мы подошли к тому печальному месту, где мы стали разменной монетой в чужой игре. Основной пакет акций ЗАО был продан, вроде бы, Кастоеву (кто такой, нам точно не известно). Потом из-за нарушений по договору о продаже акций В.М. Логинов попытался расторгнуть сделку и переуступить акции другой команде, но начались долгие судебные разбирательства, которые продолжаются уже полгода. Сейчас наш завод охраняется кавказским персоналом, а новая администрация завода нам время от времени говорит, что скоро со всеми нами разберётся, но о зарплате, которую многие не получали ещё с февраля, говорить не считают нужным. Завтра нам что-то сообщат, видимо, что-то об ужесточении режима. Мы же теперь как на линии фронта, между двумя воюющими за собственность группировками( иначе их не назовёшь), и каждого из сотрудников завода теперь могут заподозрить в лояльности к противоположной стороне . Каждая из команд обвиняет друг друга в рейдерстве.....Продолжение следует......

 

15.06.2009г.

Сегодня день прошёл без каких-либо новостей и специальных сообщений от новой администрации завода. Но мне показалось, что народ ждал каких-то объявлений, хотя бы по тому, что прошла информация о том, что новый директор ЗАО Елизаров В.Л. уходит со своего поста по состоянию здоровья. Сотрудникам предприятия всегда хочется знать к кому идти требовать зарплату, которую многим задерживают с марта. Есть у нас суперживописец Дунашова тётя Катя ( в Гжеле так принято называть уважаемых работников завода ), она мастер надглазурной росписи, сама Екатерина Осташкова в своё время давала ей образцы своей росписи к легендарному кофейному сервизу " Мария ", который Дунашова до сих пор расписывает точно по классическому образцу Осташковой. Сегодня я узнал от нашей тёти Кати Дунашовой, что у неё зарплата задерживается с марта, потом она смутилась немного и добавила, что 1 тысячу рублей аванса она получила. Это же бред какой-то, живые легенды Гжели, с которых пылинки нужно сдувать, живут на мизерную пенсию и не могут получить заработанное. Наша тётя Катя ёщё похвалилась мне, что и наш сервиз " Воробышек" теперь тоже расписывает цветным рисунком Осташковой : " Людям так больше нравится",- она ещё думает о том, чтоб рисунок людям нравился ( святой человек ). Вообще рэтростиль Гжели набирает силу, вижу сегодня, Лена Сухорукова пишет вазочки Бессарабовой той самой безмазковой классической росписью, что была придумана в 1946 послевоенном году, как это сейчас стильно выглядит, в сравнении с нынешней капустной розой. Художники из моей группы уже давно перешли на орнаменты более графического стиля, глаз устаёт от больших мазковых пятен и на изделиях исчезает ювелирность ( нет эффекта сделанности ). Я с нашим художником Н. Туркиным, ещё в середине 90-х эту тему обсуждал, мы тогда пришли к выводу, что современная Гжельская роспись кобальтом по фарфору обезличивает изделия, лишает их индивидуальных особенностей. Наверно, я об этом ещё не раз буду писать, а сейчас ПОКА.

тетя Катя за работой
так расписывает сервиз "Воробышек" тетя Катя
Елена Сухорукова классный художник

 

 

16.06.2009г.

Сегодня на заводе было как-то тоскливо... Первая грустная новость пришла ко мне буквально из соседнего со мной кабинета, наш главный теплотехник гжели Евгений Петрович Горбатов подал заявление на расчёт. Новое начальство ещё не подписало его, но по-моему Петрович для себя всё решил окончательно. Те, кто знает Гжель или вообще имеют некоторое отношение к производству керамики, понимают о ком идёт речь и какие последствия могут произойти в след за уходом Горбатова Евгения Петровича. Больше сорока лет своей работы он отдал печам, обжигу фарфора и всему, что связано с огненными делами Гжели, стал Лауреатом Гос. Премии, его знают и в РХТУ им. Д.И. Менделеева, и в НИИ фарфора в Питере и везде где имеют хоть какое-нибудь отношение к обжигу керамики. Вместе с ним уходит и Юрий Васильевич Логинов начальник отдела КИП. Ему новое начальство подписало, заявление об уходе не глядя, уже только за то, что его фамилия Логинов. Он действительно племянник В.М. Логинова, но увидеть в этом какую-то угрозу для себя, новая администрация сочла возможным. У руководства типично средневековый азиатский подход, искоренять всю фамилию. Логинов Ю. В. действительно классный специалист, он практически один поддерживал в исправности все приборы в Гжели. Жаль терять таких специалистов! Это ОБЯЗАТЕЛЬНО скажется на работе завода.

Те, кто читает мой дневник, наверно, задаются вопросом, что там за новое руководство такое? Вот и мы не можем понять, кто эти люди и куда они приведут Гжель? Может через пару лет, мы станем колбасным заводом или будем шить куртки для Черкизовского рынка...

 

17.06.2009г.

Сегодня пробыл на заводе до обеда, с утра никто из художников не пришёл в свои мастерские. Завод как будто вымирает. Потом пришла Ираида Алексеевна Хазова, она ещё находит силы работать и на производстве, и со студентами колледжа, преподаёт мастерство, учит студентов приёмам кистевой росписи. Мне кажется, что ей сейас работать со студентами даже интересней, да и зарплату в колледже выплачивают вовремя. Ещё раньше преподавать в Гжельский колледж ушла Нина Александровна Некрасова, она ведёт композицию и судя по последним событиям, на завод уже не вернётся.Мне кажется, что новые владельцы ЗАО в ближайшее время начнут пересматривать условия договора аренды со смежными производственными подразделениями, скорее всего плата будет непосильной и производства не смогут себя содержать. Видимо такой сценарий устраивает новую администрацию, они не раз заявляли, что выпуск фарфора, дело убыточное. Идёт постепенное свёртывание традиционного производства и выдавливание специалистов за ворота. Когда процесс будет завершён, наш завод частично перепрофилируют ( были бы цеха, а что в них разливать всегда найдётся ). Возможно из политических соображений что-то от Гжели останется и будет использоваться как некое знамя, например очень пригодится словосочетание " народный художественный промысел " (НХП)...

Хазова Ираида Алексеевна

 

 

21.06.2009г.

Конец прошлой недели провёл в разъездах. За это время, каких-то значительных событий на заводе не произошло, но это в нынешних условиях даже хорошо. При такой низкой реализации продукции мы давно могли остановить производство, хотя производительность Гжели и без того низкая. Когда создавалось предприятие, рассчитывали на большие объёмы выпуска фарфоровых изделий и не просто посуды, а художественных изделий исключительно ручной работы. Все 80-е и начало 90-х именно так и происходило, но в стране тотального дефицита Гжель купить всё равно было почти невозможно, как впрочем, и всё остальное. В те времена, как это ни странно, наш завод процветал. Мы были монополистами, созданного в Гжели стиля и его правообладателями. Авторские работы гжельских художников продавались с аукционов, организаторами которых был Фонд Культуры России. Если вспомнить, что ведущими этих аукционов были знаменитые актёры А. Ширвиндт и А. Абдулов, то можно представить себе какой успех имела Гжель. Цены на авторские изделия ведущих гжельских художников были такие,,,,, что мы после одного такого аукциона могли идти покупать себе автомобиль, купить который в то время, было тоже очень не просто. И что теперь, или Гжель стала хуже, или исчезли авторские уникальные вещи? Вовсе нет. Просто автомобили и телевизоры и всё остальное теперь можно купить свободно, за деньги конечно, только не все хотят их тратить на Гжель, даже если это и художественные произведения. Попробуй ещё пристроить в приличный  худсалон или галерею это произведение. Как-то зашёл в один раменский магазин фарфора, хотел помочь нашему отделу сбыта, пристроить продукцию творческой группы завода, так заведующая отделом сразу так "опытно" заявила, " Мы ж не хазмаг какой-нить." Да, на искусстве много не заработаешь, особенно, когда оно размывается и подделками, и псевдоискусством. Об этом ещё буду писать в дневнике....

 

22.06.2009 г.

Сегодня на заводе появились новые люди, судя по всему экономисты. С одним из них Олегом Александровичем мне удалось поговорить. Так выяснилось, что он возглавляет антикризисную группу, которая собирает сведения о производственных возможностях завода, чтобы определить направление дальнейшей работы. Он сказал мне, что ему так и не удалось найти какие-либо показатели или расчёты себестоимости продукции нашего завода. Ещё год назад наш директор В. М. Логинов на каждом совещании требовал, вести учёт затрат на выпуск изделий и считать эту самую себестоимость. Такое впечатление, что нашему заводу не 50 лет, а как будто мы только что открылись и работаем на начальной стадии развития. Мне кажется, бухучёт это самое слабое место нашего производства, а все расчётные цифры от фонаря. Что касается художественного направления современной Гжели, то «кризис» стиля назревал уже вначале 90-х, когда стали появляться производства, работающие под наш завод. Гжель не выпускал только «ленивый». Конечно, художественный уровень и мастерство художников объединения «Гжель» был и остаётся высоким, но это не всем нужно и не каждому нравится, как барокко, которым мы можем восхищаться, но домой на потолки и стены мне этого не надо.         

 

23.06.2009 г.

Сегодня второй день как начал работать наш заводской магазин. Почти месяц он был закрыт из-за выяснения отношений с арендатором (торговой сетью «Гжель»). Экскурсионные группы всегда были основными покупателями изделий в этом магазине, тем более, что он находится прямо у главного входа в ЗАО «Объединение Гжель». Возможно, сейчас торговля как-то активизируется, но без оптовых покупателей нам не выжить. Что-то нужно делать с отпускными ценами из склада готовой продукции.  Их надо приводить в какое-то соответствие с потребительским уровнем наших потенциальных покупателей. Те, кто сегодня покупает серийную Гжель, люди с невысокими доходами, но и они не могут себе позволить купить даже маленький салатник, который стоит 280- 300 р. Чашка с блюдцем обойдётся покупателю в среднем 300 р. Вот и спрашивают люди, приезжающие к нам на завод, некондицию или даже бракованный товар.  Сто раз предлагал, сделать в магазине отдельную витрину для художников, где могли бы продаваться авторские работы по ценам, установленным самими художниками, а по итогам продаж взимать с них комиссионные проценты в пользу предприятия. Пусть художник будет зависим от спроса на свои изделия. И тогда все трудности со сбытом дорогих авторских вещей художники взяли бы на себя. За то изделия серийные могли бы быть и подешевле.  А ещё нужно осваивать рынки сбыта в регионах, в Сибири, например, Подмосковье  мы уже насытили Гжелью. Необходимо участвовать во всевозможных выставках, тем более, что во многих случаях предоставляется бесплатная выставочная площадь.  

 

24.06.2009 г.

Сегодня мне наконец  сообщили, что принято решение по одному из моих предложений. Теперь у художников завода есть возможность выставлять свои авторские изделия на продажу в фирменном магазине. Это как раз то, о чём я писал вчера. Кроме этого я предлагал руководству ещё 8 различных вариантов работы с художниками.
Мне бы хотелось, чтобы в фирменном магазине наши художники выставили совсем новые изделия, которые раньше ещё не выпускались. Тогда магазин станет и выставочным залом и полигоном, где можно опробовать цены на новый ассортимент. Главное, чтобы художники в порыве такого начинания не задрали цены на свои работы как в антикварном  салоне. Ладно, это отдельная тема. Любое производство, живёт тем, что быстро осваивает новую продукцию, делает её доступной для покупателей и готовит новый «сюрприз» для конкурентов. Главное, чтобы новые изделия не были хуже старых классических вещей, которые уже являются визитной карточкой Гжели. Если строго пройти по всему ряду выпускаемой у нас продукции, то можно обнаружить много всякого.…  С другой стороны есть неоправданно забытые изделия, которые бы стоило выпускать, но их почему-то давно сняли с производства. Я специально не даю названия изделий, что бы меня не обвинили в предвзятости. Просто иногда у нас выпущенные под заказ случайные  изделия начинают потихоньку вытеснять классический достойный ассортимент и о нём постепенно забывают. Так случилось со многими изделиями В. И. Авдонина, В.С. Кустарёва, Т.С. Дунашовой, З.В. Окуловой, я называю тех художников, которые уже ушли из жизни, а сколько ещё есть забытых вещёй, которые стоило бы поднять из «архивов».
Тут правда возникает вопрос об авторских правах и возможных наследниках. Надо сразу сказать, что за все годы работы в Гжели, мы художники практически никогда не получали по тиражные выплаты, хотя законодательством это предусмотрено. Думаю та же картина и в Дулёво, и в Вербилках. Что-то в моих записках нет никаких весёлых историй из жизни Гжели, надо это дело как-то исправлять.      

 

25.06.2009 г.

Каждый день приходим на работу как на  просмотр очередной серии детективного сериала «Раздел», или «Захват». Сегодня утром бригада УБЭП шерстила «представителей» новых владельцев Гжели, в здании которое они занимают под жильё прямо на территории завода и в административном корпусе. Когда-то (в лучшие времена) в этом  3-х этажном  здании размещались разные административные службы,  а на 3-ем этаже была моя детская художественная школа (когда-то я по совместительству был директором  Гжельской  ДХШ). Сейчас всё это превратилось в какое-то пристанище для незаконно-проживающих лиц с непонятным статусом. Содержится весь этот табор за счёт тех, кто работает на заводе. Видимо, сегодняшняя  разборка с участием УБЭП была не случайной. Утром на проходной завода, где и происходила вся эта потасовка, один из представителей новых владельцев некто Хамид  Даудович  кричал и грозил начальнику группы УБЭП страшными карами. У Хамида Даудовича есть должность, которую ему присвоили новые владельцы Гжели, он зам. Генерального директора ЗАО «Объединение Гжель» по экономической безопасности. Живут в этом, уже упомянутом мной здании и другие персонажи, которые время от времени меняются, но не меняется только здоровье нашего когда-то знаменитого завода. Всё, о чём я пишу, местным жителям и работникам завода хорошо известно, люди всю эту неприглядную картину воспринимают как нарыв, но нарывы имеют свойство прорывать.…  Ушёл с завода последний и единственный электрик Фишер Анатолий, теперь можно покупать свечи….  

 
Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Следующая