Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Следующая
2009 г.

 

09.11.2009 г.

Сегодня утром в мастерской было +7. С тоской посмотрел на трубу мёртвой котельной, и понял, что если через 7-8 дней мы не решим проблему с отоплением, то часть зимних месяцев проведём в болезнях, если вообще завод не закроется. Слава Богу, с фенолом покончили, и тут прав ЧИТАТЕЛЬ на форуме, мы как «Стойкие оловянные солдатики», несмотря на трудности, продолжаем ходить на завод. Это вовсе не по тому, что мы тупые и упрямые гжельцы, это если хотите, гражданская позиция. Почему мы должны уходить с предприятия, о проблемах которого уже бьёт тревогу и общественность, и руководство отрасли. Во всяком случае, нам удалось обратить на себя внимание. Огромные долги завода, это проблема искусственно-созданная, ни рабочие, ни художники не брали кредиты в залог имущества завода. Когда решается вопрос, куда и сколько потратить денег, владелец предприятия у нас не спрашивает совета. Перевооружать технологию предприятия, и создавать новые коммерческие проекты, бывшее руководство Гжели не торопилось. Цены на продукцию искусственно завышались там, где без этого можно было обойтись. Ещё вначале своего дневника я делал пояснения на тему экстенсивного, тупикового производственного подхода на предприятии. И напрасно некоторые участники форума пытаются искать виноватых в лице рядовых производственников и художников, и не в отсутствии «плоского ассортимента» все беды Гжели. Просто настоящего хозяина не было на заводе с момента его акционирования, то бишь приватизации. Когда такие предприятия достаются в собственность практически бесплатно, к ним и отношение у владельцев соответствующее. Посмотрите, как дело поставлено в «Галактике» у Петрова, или на многоотраслевом производстве Электроизолятор, там директор фарфорового производства Пётр Валерьевич Сивов прежде чем принять решение, сто раз просчитает, какие затраты и выгоды принесёт тот или иной проект. О застойности в стилистических решениях в ЗАО «Объединение Гжель» я тоже писал в дневнике, и даже получил нагоняй за радикализм от своей старшей сестры. Поэтому мне не хочется, чтобы некоторые участники форума без всяких на то доказательств находили виноватых в кризисном положении завода. Здесь надо без истерики, спокойно поделиться умными мыслями и опытом (если такой имеется). Я уверяю вас, что поделюсь этим и с новым руководством, и с художниками, которые, к сожалению, в интернете не частые гости.

 

12.12.2009 г.

И так, я решил продолжить свой дневник, тем более, что многие уже не один раз звонили и спрашивали меня о продолжении дневника. Сразу сообщу читателям, что отопление на заводе, о котором мы так долго мечтали, и говорили на предыдущих страницах, всё же появилось. Нельзя сказать, что от этого в цехах стало намного теплее, но батареи уже не ледяные. Работа по установки мобильных отопительных систем на заводе продолжается, тем более, что в ближайшее время ожидается резкое похолодание до -20. Во вторник 8 декабря в ЗАО «Объединение Гжель» состоялось выездное заседание областного Художественно-экспертного совета. Это было весьма странное мероприятие, как выразился позже художник Гаранин, «Сюрреализм какой-то». Вообще, чтобы оценить 26 образцов изделий представленных нами на рассмотрение совету, членам комиссии вовсе не обязательно ехать за пятьдесят километров от Москвы на заседание, тем более, что некоторые из участников совещания люди не очень молодые и живут в разных районах Московской области. Нам достаточно было привезти эти изделия в Москву, где члены совета могли бы в удобное для них время, провести обсуждение. Но видимо, всем так хотелось посмотреть, что же там в Гжели происходит после известных событий, уже описанных выше в моём дневнике. Для этого нам пришлось некоторым образом побеспокоиться о доставке и приёме членов совета на предприятии. Конечно, мы уже не устраивали пышных фуршетов с вручением персональных КОНВЕРТОВ и пакетов с подарками для участников совещания, как это бывало в недавнем прошлом, что, на мой взгляд, было полным безобразием, но как только что выяснилось, это всё ещё существующая практика именно в этой инстанции. Перед началом заседания совета его участники пожелали пройти по заводу осмотреть производство и музей предприятия. Когда дошли до творческой группы, кто-то сказал, что приехала Ширшикова, и уже минут десять ждёт всю процессию в кабинете, где должно проходить заседание. Музей, конечно, в этом случае смотреть не стали, Ширшикова же ждёт. Когда стали рассаживаться за столом для работы по обсуждению изделий, чтобы определить образец признанного художественного достоинства (примерно так называется эта процедура по протоколу), тут все члены совета как-то дружно захотели чаю. На стол подали чай и всё, что сопутствует такому застолью. Вот тут и начинается самое интересное…                

 

14.12.2009 г.

И так, заседание художественно-экспертного совета Московской области продолжается. Как я уже сказал, на стол было подано ещё до начала обсуждения тех вопросов, которые были намечены в повестке дня. Неожиданно, во всяком случае, для меня, на столе появляются две бутылки "напитка", и прибывшие заседатели начинают быстро разливать "напиток", под одобрительные замечания председателя совета. В какой-то момент я даже перестал понимать, «Чё это мы тут делаем?», но всё расставила на свои места председатель мероприятия товарищ Ширшикова, объявив о начале заседания, и произнесла первый тост. Не берусь воспроизвести сказанное ею дословно, но основная мысль, как всегда бывает в таких случаях, была предельно проста и понятна, что-то вроде, давно мы здесь не встречались, и вот, наконец, собрались, за успешную работу нашего совета. Когда все потянулись к закуске, я про себя отметил, что "напиток" они привезли с собой, и значит рано или поздно нам дадут понять, что мы Гжельцы, как принимающая сторона, не придерживаемся правильных народных традиций. Как в воду смотрел. Но всему своё время. После первой стали «оглашать весь список» участников заседания со всеми званиями, заслугами, принадлежностями к каким-либо коллегиям и комиссиям. Как оказалось, званий было немного, но вот членов, комиссий и коллегий вполне хватало. В общем, из десяти заседавших не пили, как я успел заметить, четверо. Было видно, что процедура оглашения присутствующих членов совета, им самим была очень мила и приятна. Так, дойдя до Астраханцевой (некоторые помнят её как Экономову Татьяну Леонидовну), председатель совета что-то упустила из её послужного списка, на что Татьяна Леонидовна отреагировала незамедлительно, перечислив ещё две какие-то неназванные комиссии или коллегии, в которых она состоит. А действительно, обидно, зачем вообще тогда состоять в каких-то органах, если о них не упоминать на таких вот, пусть даже почти закрытых мероприятиях, как выездное совещание. Продолжая застолье, решили посмотреть изделия, которые наше производство представляет на рассмотрение совета. Перед тем, как поставить первый предмет на стол, я сказал присутствующим, что статистика продаж этих изделий очень хорошая, и поэтому мы представляем эти 27 предметов первыми. Что было дальше, напишу завтра. А сейчас, только замечу, что от того, присвоен изделию или нет образец признанного художественного достоинства, зависит отчисление 18% НДС от продажи этого изделия.      

 

15.12.2009 г.

Сегодня в течение дня получил несколько звонков от разных людей по поводу последних записей дневника. Вот теперь испытываю очень противоречивые чувства, с одной стороны меня просят скорее продолжить дневник и поведать как же дальше развивались события вышеупомянутого заседания, тем более, что многим эта ситуация очень знакома. С другой стороны были звонки с предложениями изменить форму подачи информации или убрать некоторые подробности в записях. Так как большинство из позвонивших мне по человечески очень симпатичны, то я, скорее всего, пойду на встречу и тем, и другим. Хотя я еще раз прочитал свои записи от 12 и 14 декабря, и мне не показалось, что я не перегнул палку, но это для кого как… Продолжение будет завтра. .   

 

16.12.2009 г.

И так, я продолжаю. Все 27 изделий, которые мы представили на обсуждение, уже давно выпускаются у нас на производстве и в разное время были утверждены в качестве серийного ассортимента, но для определения образца признанного художественного достоинства необходимо решение художественно-экспертных советов Московской области и Министерства Промышленности и Торговли России. С самого начала стало ясно, что спуску нам не дадут и как сказала после худсовета Татьяна Хазова, «Ну, не могли они отказать себе в удовольствии, опустить нас ниже плинтуса». Придраться, конечно, было за что, там на некоторых изделиях и перебор в росписи присутствовал, и на крышке креветницы не очень удачный краб сделан, возможно, и композиция росписи скульптуры «Рыбачка» не самая удачная. Потом когда, зарубили и курочку в корзинке по признаку «не убедительная роспись» и «курочка не похожая», я понял, дальше будет ещё хуже. Сразу замечу, что мы не стали делать какие-то специальные улучшенные для худсовета образцы, мы взяли со склада готовой продукции серийные изделия, и честно без уловок показали. Не могу сказать, что все отклонённые предметы были оценены предвзято, но когда изделие не проходит только по признаку недочёта в рисунке, то возможности для критики открываются безграничные. Так, когда очередь дошла и до моего сервиза, его можно было уже и не показывать. Всё было решено ещё на стадии прочтения названия в списке заявленных изделий. Когда после восьми лет отсутствия в Гжели, я сделал для предприятия новый сервиз «Симонов приехал», то и не подумал, что член совета Астраханцева, расценит это шутливое название, как признак повышенного самолюбия. Её просто возмутило, как автор так может заявлять о себе. Да, промах я допустил, надо было мне вначале посоветоваться с Татьяной Леонидовной, а потом уже определяться с названием. Хотя, позвольте, «У меня все ходы записаны», в составе областного худсовета сидит Федотов А.Н. в недавнем прошлом Главный художник Гжели, с которого и начались все эти «Федотовские сервизы» (в народе ЦЕКОВСКИЕ), куда же вы в то время смотрели Татьяна Леонидовна, или тогда это был не Ваш уровень. Да, конечно, в то время восьмидесятых с художниками Гжели было лучше и полезнее дружить, чем искать недочёты в названиях их работ, поэтому никто особенно и не замечал, что подсвечник «Рубинштейна» хоть и звучит красиво, но всё же как-то странно. По этому, у нас в Гжели появилась такая народная традиция, называть сухарницы «Розановскими», вазы «Хазовскими», и никого это уже не смущает. Мы ж Народный Промысел, вы что забыли, господа? Продолжу про заседание завтра. А сегодня в Гжели было -32 , но мы работали.

 

 

21.12.2009 г.

Сервиз, о котором идёт речь, я делал специально, используя стилистические приёмы характерные для частных фарфоровых заводов России 19 начала 20 века. Выглядит он вполне классически, даже несколько консервативно, мне хотелось подчеркнуть тем самым, что дореволюционный фарфор частных заводов России и Гжели в частности, мало чем напоминает те бело-синие изделия, появившиеся в 47 году прошлого века, но которые многие теперь считают традиционными для Гжели. Все изделия сервиза опоясывает рельефный растительный орнамент, чтобы не было соблазна расписать его кобальтом. Отдалённо он действительно напоминает сервизы завода Поповых, но Гжельские фабрики того времени использовали те же стилистические приёмы в формообразовании, что и остальные заводы. С большим или меньшим изяществом одни и те же элементы встречались и на предметах выпускавшихся у Барминых, и Тереховых, и у Храпунова, повторяя и копирую модные для того времени формы. Мне кажется, что фарфор Гжели того времени, не следует считать самостоятельным уникальным явлением, но он несёт в себе те наивные романтические черты, которые делают его привлекательным и своеобразным, как любое наивное искусство. Для росписи своего сервиза я использовал всего две подглазурные краски и графику золотом, что не помешало Астраханцевой Т. Л. сказать про излишества в росписи люстровыми красками, которых я вообще не использовал, они и стоят к тому же не дёшево. А применил я всего-то зелёную окись хрома, которой у нас проставляют маркировочные штампики на донышках изделий и жёлтую. Видно приглянулось слово «люстр» Татьяне Леонидовне, вот и применила его на свою голову. В итоге мой сервиз оказался каким-то не русским и чуждым. Если честно я этого ожидал.

фрагмент сервиза "Симонов приехал"

 

23.12.2009 г.

Сегодня на заводе не так холодно, как это было в предыдущие дни. Производство пришло к стабильно-сложному состоянию, это когда много заказов и есть работа, а мощности для выпуска продукции не хватает. Заканчиваем заказ для газеты «Известия», делаем традиционных снеговиков разных видов и размеров. Кто бы мог подумать, что Снеговик, которого мы сделали с Осташковой Екатериной почти 25 лет назад для хоккейного турнира «Известий», до сих пор будет кормить наш завод. Только в 2007 году Снеговики принесли Гжели 1200000 рублей. Да, было бы не плохо хоть раз в жизни получить по тиражный авторский гонорар, хотя бы за Снеговиков, которые для нашего хоккея стали символом и талисманом. А вот интересно, смог бы мой Снеговик пройти художественно-экспертный совет. Думаю, нет. Такие образы не могут быть народными персонажами. Мы ж не американцы, чтоб создавать чуждых народу Микки Маусов и других идолов поп культуры. Примерно такое могло бы быть заключение экспертного совета. Не буду утверждать, что все изделия, которые мы представили на рассмотрение, были бесспорными. Так, пользующаяся значительным коммерческим успехом фруктовница «Цыганка», не прошла, слишком вызывающий с проблемами вкуса образ. Ну, будь она хотя бы «Кармен», это ещё как-то можно было бы понять, но «Цыганка», декольте, как-то не народно. Сидел в комиссии и Федотов А.Н., который до меня ещё пару лет назад сам был Главным художником Гжели, и все выставленные изделия утверждались при нём заводским худсоветом, но он вдруг перестал узнавать их. Ну, ладно Розанов голосовал в основном против, должен же он как-то свой хлеб у Ширшиковой отрабатывать, иначе, зачем он там вообще в комиссии нужен, но Федотов Александр Николаевич, почти что наше ФСЁ… . Не ожидал я. К концу заседания он вообще как-то «расслабился» и пустился в воспоминания, и когда дошёл до того места, как было раньше.., Гаранин оборвал его фразой, «Давай по существу», в этом месте мысль Александра Николаевича оборвалась, и монолог закончился ничем. Ближе к концу заседания, почувствовав духовную близость, Астраханцева и Розанов, вдруг выступили с идеей, создать в Гжельском регионе единый художественно-экспертный совет и ассоциацию, которая станет руководящим и направляющим органом. Чувствуете. Уже было однажды. Тут я не выдержал, сказал всё, что думаю обо всех этих бесконечно создаваемых чиновничьих структурах, которые как их не назови ассоциация, союз или комитет, будут просто очередной кормушкой. Ладно, завтра продолжение будет.

 

26.12.2009 г.

На прошлой неделе мы сделали первые образцы изделий с олимпийской символикой. Предстоит подготовить специальный ассортимент. Видимо, уже в начале будущего года нам с художниками придётся подумать и определиться, какие новые изделия мы можем предложить заводу, с учётом низко-затратных возможностей выпуска их на нашем, к сожалению, высоко-затратном предприятии. Если мы не разработаем специальную экономическую и соответственно коммерческую программу по «китайскому» варианту, то нам из долгов не выбраться, и банкротство будет постоянно маячить на горизонте. Недавно в мастерскую ко мне зашёл Виктор Хазов, у которого курочку в корзинке зарубили областным худсоветом. Он тоже правильно оценивает ситуацию на заводе, что одним искусством невозможно обеспечить экономическую стабильность предприятия, нужно готовить и коммерческие проекты под конкретного покупателя, с учётом сезонов и праздников. Наши соседи уже давно практикуют такие схемы, когда ещё с лета начинают потихоньку готовить ассортимент к Новогодним праздникам, а на Пасху с осени. Точно так же поступал и мой немецкий шеф, на фирме которого я работал. Ещё много раз буду вспоминать организацию работы на предприятиях в Германии. До сих пор не могу понять, как они смогли так наладить производство, не согласовывая свой ассортимент с нашим областным художественно-экспертным советом. Кто же им там вообще определяет художественный уровень выпускаемых изделий. У них в Германии нет ассоциации народных промыслов с верховным и низовым руководством, но народные традиции и производства существуют. У них там нет даже союза художников, в нашем представлении, где обязательно должен быть аппарат руководителей и их заместителей с отделами и секциями. Неправильно живут. Даже художники, попавшие в состав таких организаций, превращаются в чиновников. Да, вот хотя бы взять Валентина Розанова, одна моя знакомая как-то метко заметила, что сейчас он стал напоминать партийного инструктора с прижатыми локтями. А вспомните бывшего Ларишева в Союзе художников. Почему я об этом пишу? Дело в том, что я сам нахожусь в составе Российского художественно-экспертного совета при Министерстве промышленности и торговли. На вышеупомянутом выездном заседании областного худсовета кто-то из комиссии бросил, по-моему, Астраханцева, как я там вообще оказался, видимо имелось ввиду, что я занял там чьё-то место, или не соответствую аппаратным критериям, в общем, не в формате. Если честно, я сам точно не знаю, но думаю, что если возникают такие вопросы, то работа по освобождению этого места под кого-то уже началась… Позор мне! Сегодня купил себе абсолютно белый с тонкой золотой отводкой китайский чайник. Качество фарфора не вызывает вопросов - по-немецки удобный, по-японски аскетичный.  

 
Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Следующая