Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Следующая

2009 г.

7.07.2009 г.

Сегодня хочу сделать некоторые поправки в своих записках. Ну вот, хотя бы о том, что наш единственный электрик на заводе Фишер Анатолий снова приступил к работе после небольшой паузы. Это очень хорошая новость, но свечками всё же лучше запастись.

Когда-то в объединении Гжель работало 1350 человек, и был целый отдел главного энергетика, который обслуживал всё наше большое производство. Была и инженерно-техническая служба со своим персоналом, и даже свой строй-цех, который был у нас вроде «священной коровы». На него нельзя было посягнуть или даже плохо подумать о нём. Там всегда кипела работа, ибо строительство у нас дело святое, строить мы любим, но не умеем. Чего только у нас в Гжели не начинали строить, а вот просто привести в порядок заводской корпус и котельную так, и не смогли. Крыша нашего производства в некоторых местах протекает. Если я не подумав, открою окно в своей мастерской, то закрыть уже не смогу, просто оконная рама может вывалиться, и ты не знаешь, в какую сторону она упадёт при этом.

Конечно же, у нас на заводе был и транспортный цех, без него, сами понимаете … . Машин там было полно, мы на них даже за границу нашу продукцию отправляли. Помню, там один шофёр был, директора возил на «Волге», Мавриком назывался, маленький такой и наглый, положение при директоре Гжели позволяло ему везде двери ногой открывать. В багажнике его директорской «Волги» всегда лежала дежурная коробка с черепками, ну это как запасная деталь к машине. Черепками в Гжели изделия из фарфора называются. В те годы, имея в багажнике такой свёрток, о проблемах с дорожной инспекцией можно было не беспокоиться.

Сейчас у нас на заводе нет даже сантехника, а это уже называется разрухой. Поэтому забыть о том, что электрик Толик Фишер остался на заводе я не имел права....

Генеральный директор ЗАО"Объединение Гжель" Логинов Виктор Михайлович.

 

8.07.2009 г.

Одной из причин спада производства и угасания успеха на рынке многие видят в медленном обновлении ассортимента изделий Гжели. С этим трудно согласиться, когда смотришь каталог продукции ЗАО «Объединение» Гжель. Больше тысячи различных предметов из фарфора предлагает наш завод, но это если ты смотришь каталог или читаешь какой-нибудь рекламный буклет о Гжели. В реальности производство не в состоянии выпускать всё то, что показано на картинках и покупатели ограничиваются тем, что стоит на полках в магазине. Дело в том, что основой фарфорового завода является гипсо-модельное хозяйство, которое должно работать системно. Возможно тем, кто никогда не имел дела с керамикой, то о чём я сейчас пишу, покажется не очень понятным, но я постараюсь упрощённо объяснить. Гипсовые формы с помощью которых отливают фарфоровые изделия, периодически изнашиваются, поэтому их нужно систематически обновлять. Специалисты по работе с гипсом как раз этим и занимаются. Помимо этого модельщики должны периодически восстанавливать гипсовые модели изделий, которые, то же разрушаются по мере их использования. С увеличением ассортимента изделий, увеличивается и нагрузка на специалистов гипсо-модельного участка. Через некоторое время наступает критический момент, когда производство не в состоянии выпускать старые ещё хорошие изделия и внедрять новые. Поэтому ряд изделий совершенно незаслуженно постепенно исчезает из производства, а новые не всегда лучшие приходят на их место и опять возникает необходимость внедрения новых изделий. Специалистов модельщиков и технологов на заводе почти не осталось, и решать эту задачу всё труднее. На европейских консервативных фарфоровых заводах этот вопрос не стоит так остро, хотя есть свои проблемы. Но работа с ассортиментом ведётся грамотно, модели даже старинных изделий делают из резины. Обязательно сохраняют исторический ассортимент, сейчас он ценится ещё выше. Каждый фарфоровый завод в Германии, Англии, Франции старается отметить свою историческую значимость, выпуская традиционные изделия ставшие классикой этих заводов. Так, например, на фарфоровой мануфактуре в Хёхсте уже больше ста лет делают скульптурки «Турецкие мальчики», их сорок разновидностей и цена на них у коллекционеров только растёт. Я  пишу о том, что сам видел, но можно приводить в пример и Мейсен и Розенталь, там тоже есть такая практика. Сейчас и наш Императорский фарфоровый завод в Петербурге перешёл на такую же схему, когда выдерживается разумный баланс классического и нового ассортимента. Мы в Гжели не смогли удержаться в рамках консервативного завода в хорошем смысле, часто шли  на поводу у сиюминутных заказчиков, неоправданно отрывая свои ресурсы на выпуск конъюнктурных  вещей. Консервативными  мы остались только в синем цвете. Кобальтом расписывают сейчас практически все существующие в Гжельском регионе предприятия и для неискушённого покупателя все они «Гжель». Имея в руках производство с такими возможностями как у Объединения Гжель, я бы сделал отдельный цех «Гжельской классики», объединил бы общее производство с творческой группой исполнителей, а всех художников собрал бы в экспериментальную  хозрасчётную группу, или в отдел главного художника. В такой группе можно было бы делать вариации и с цветным декором и с кобальтом, а главное не вызывая вопросов у руководства завода, делать совершенно новые  эксклюзивные авторские изделия или на заказ, или для рекламных выставок-продаж, которых сейчас проходит множество. После 17-го июля, когда определится состав нового руководства Гжели, я попробую предложить им провести реформу и определить стратегию выхода из кризиса.

 

14.07.2009 г.

Сегодня в конце рабочего дня меня пригласил к себе в кабинет, исполняющий обязанности Генерального директора  ЗАО «Объединение Гжель» Дионисиади Николай Лазаревич. Как я уже писал в предыдущих записях своего дневника, ранее избранный Генеральный директор Елизаров Виктор Леонидович, в настоящее время не занимается делами завода по причинам, которые руководством завода не называются. Вообще новая администрация предприятия практически не информирует сотрудников о своих  планах и намерениях, особенно в той части, где поднимаются   вопросы по зарплате. Итак, в кабинете директора меня ознакомили с письмом, которое пришло на наш завод из администрации Президента Российской Федерации на моё имя и Коровченко Ольги Петровны. Письмо было вскрыто уже до того как мне его показали. Там было сказано, что наше сообщение Президенту о положении дел в ЗАО «Объединение Гжель» не останется без внимания и в ближайшее время будут приняты соответствующие решения. Я полностью и дословно не могу воспроизвести весь текст письма, так как мне его пока не отдали, но суть дела от этого не меняется. Ну не любят руководители предприятий, когда народ хоть как-то заявляет о себе. Тут же была вызвана в кабинет и руководитель подразделения Логинова Тамара Викторовна, её рабочие написали обращение к Губернатору Московской области, а может и самому Президенту  о своей тяжёлой жизни на знаменитой Гжели. Это не правильно, надо контролировать своих сотрудников, Тамара Викторовна. Народ ведь он должен за работу любой ценой держаться, а они, понимаешь тут, письма пишут Президентам и Губернаторам, неужели не понимают, что всё это им с рук не сойдёт. Присутствовала в кабинете и юрист завода Тенишева Галина Борисовна, она тоже не разделяет настроений рабочих, мотивируя это тем, что на других предприятиях бывает ещё хуже. Тут, правда, я напомнил ей, что в отличие от рабочих она не платит за квартиру и коммунальные платежи, проживая уже второй год (чуть не написал - на халяву,) в заводской квартире, где даже мебель и имущество за счёт завода. Справедливости ради могу сказать, что действительно долгов у нашего ЗАО на сотни миллионов рублей , но это вовсе не означает, что сейчас самое время экономить на тех, кто непосредственно руками делает Гжель.

 

15.07.2009 г.

Сегодня я должен был взять письмо, пришедшее из администрации Президента России на моё имя и Коровченко  О. П., у исполняющего обязанности директора ЗАО Дионисиади Н. Л.. Вчера я писал об этом, но видимо сегодня имеет смысл немного продолжить тему и пояснить некоторые детали. Предысторией этих событий послужило обращение работников Гжели к Президенту России, о том, что народный художественный промысел ЗАО «Объединение Гжель» находится в тяжелейшей правовой и экономической ситуации. И настало время, когда нужно определить, может ли наш знаменитый завод, являющийся Национальным достоянием и символом народного искусства России, принадлежать частным лицам. Весь коллектив завода, оказавшийся заложником ситуации, выступает за то, чтобы Гжель вернула себе статус государственного предприятия. Возникшие манипуляции и борьба за собственность завода наносят огромный ущерб Отечественному производству фарфора, поэтому национализация такого предприятия как ЗАО «Объединение Гжель» была бы актом спасения. Тем более, что завод может быть прибыльным, в этом нет сомнения. Это общий смысл письма работников Гжели нашему Президенту. Сегодня ни кто из руководителей завода на производстве не появился, так что пока ответное письмо из администрации Президента России пока лежит в кабинете директора. Странно, но именно сегодня я услышал слова поддержки от многих. Харван Усманович Алиев, наш сотрудник бухгалтерии однозначно за переход завода в госсобственность, кому как не ему понятно, что наступивший кризис на предприятии не решишь одной только сменой владельцев. Ещё в мае встречаясь с Ген. Директором завода Елизаровым Виктором Леонидовичем, я видел в нём настоящую заинтересованность в решении проблем Гжели. С художниками у него был нормальный диалог. Уже наметилось направление работы. Сегодня узнаю из повестки дня собрания акционеров, что его будут переизбирать. Похоже, что переизбирать будут всех, кто не вписывается в новую «Византийскую» конструкцию. За многие годы работы в Гжели мы сделали всё, чтобы о завод стал флагманом фарфоровой индустрии, но теперь те, кто и кирпича не положил в стену завода, нам не двусмысленно заявляют, что мы его разворовали. Противно как-то слышать такое от людей, которые даже не представляют, как те же художники Гжели до глубокой ночи работали в своих мастерских, чтобы появились на свет такие, теперь уже легендарные изделия, как квасник «Масленица», сервиз «Воробышек», «Мария», часы «Птицы», шахматы «Бородино» и многое другое, что теперь называется классикой Гжели. А заводской музей с его открытыми и закрытыми фондами, кто создавал? Художники своими работами превратили обычный ассортиментный кабинет в музейную коллекцию, куда теперь водят экскурсии за деньги.  Встретил сегодня Гаранина, с которым иногда полемизируем на тему «Гжельского сюрреализма» (так мы с ним называем абсурдные истории в Гжели), он тоже позитивно отреагировал на переход  Гжели в госсобственность. Возможно, я излишне оптимистично оцениваю такой вариант событий, но мне кажется, что и В.М. Логинов тоже с ностальгией вспоминает, то время, когда мы были простым Ордена Дружбы Народов объединением «Гжель». А что, классно звучит!!! Мне нравится.                        

 

16.07.2009 г.

Сегодня день начался с того, что я, заходя на завод, встретил Лену Козлову, она у нас начальник цеха заготовки фарфоровой массы. В руках она держала пачку отпечатанных листов бумаги, и, глядя в мою сторону, загадочно улыбалась, ну конечно я вовсе не о том подумал. Она несла перепечатанный с сайта на бумагу мой дневник, первое издание можно сказать. А уже потом в течение дня услышал одобрительные отзывы и от известного художника Александра Царегородцева, от Шельменковой Ольги Леонидовны мастера творческой группы, даже юрист завода Галина Борисовна не стала меня сильно критиковать за едкие замечания в её адрес. Ну, все мы не святые, бывает, что и маху дашь особенно в имущественных или скажем кадровых вопросах. А главный менеджер Ольга Петровна Коровченко, как это часто у неё бывает, подбросила мне пару совершенно гениальных идей. Вообще она мой единомышленник. Я раньше хорошо знал её отца директора завода Электроизолятор Петра Васильевича Коровченко, на период его работы выпало нелёгкое время 90-х, когда сокращались госзаказ и финансирование таких предприятий и выживали, как могли. Возвращаясь к основной теме, хочу сказать, что поддержку я почувствовал от рабочих, от чьих рук зависит, будем мы выпускать «Гжель» или разойдемся по домам, уступив место «швейным машинкам», приносящим прибыль Черкизону.

Что касается письма из администрации Президента РФ, о котором вчера шла речь, то я его получил, и мы с Ольгой Петровной уже отправили встречное с некоторыми предложениями, о которых расскажу чуть позже. Вообще два последних Президента России, более досягаемы для людей или так стало с появлением интернета. А Владимир Владимирович Путин так вообще наш, он и керамикой свободно владеет, не боги ж горшки обжигают, а вот президенты на гончарном круге запросто могут. Думаю, что работа с керамикой для любого человека идёт во благо, особенно когда это приносит удовольствие. Сама пластика материала затягивает и освобождает от тяжёлой энергии. Хочу, что бы сегодня день закончился в спокойном керамическом настроении.  

    

 

19.07.2009 г.

Ну, вот и состоялось собрание акционеров ЗАО «Объединение Гжель» в назначенный срок 17 июля. Весь состав совета директоров переизбран и теперь новым Генеральным директором объединения стал Деонисиади Николай Лазаревич. Интерес к собранию у акционеров в этот раз никак не проявился. Из 12 человек пришедших к началу регистрации, пятерым акционерам среди которых был и я, в выдачи избирательных бюллетеней было отказано. Наших паспортных данных в реестре акционеров не оказалось, хотя фамилии наши там присутствуют. Так произошло при замене старых паспортов на новые, но вообще-то инициаторы собрания могли бы заранее предупредить акционеров об этом, когда за месяц рассылали пригласительные письма. Чуть позже на собрание подошли ещё 2 человека, от этого оно оживлённей не стало. Голосовали числом акций у акционеров, и всё прошло быстро и по плану. Итоги собрания были предсказуемы, и видимо, поэтому народ проигнорировал его. Услышать от новых владельцев завода о том, что они «хотят, как лучше», это мы уже проходили с известным «как всегда» результатом. Про количество охранников и про то, сколько раз у нас проверили паспорта перед началом собрания, писать не буду, или напишу одним словом, «много». Я так и не понял, с чем это было связано. Каждый раз после таких мероприятий подумаешь, как хорошо, что у меня есть другое, любимое занятие, которое совпадает с моей профессией. В прошедшую пятницу закончил, наконец, модель нового чайника, который уже давно запланировал сделать, а потом как всегда, он начнёт обрастать новыми предметами и получится сервиз. Так было и раньше, помню, как мы с Олей Симоновой в 96-ом году сделали сервиз «Гавайский закат», начали тоже с чайника, а в итоге получилась целая пляжная тема. Полностью этот сервиз существует в одном экземпляре, его фрагменты мы дважды выставляли на выставках в Москве и Петербурге. В те годы художники постоянно участвовали в выставках, они организовывались одна за другой, и залы для этого выделялись очень хорошие. В Питере у нас с Олей была совместная выставка с Гараниным Юрой, на которой были ещё и живописные работы «Митьков» и Бориса Гребенщикова. Думаю, Гаранин в своих мемуарах об этом ещё напишет. Дело в том, что после этой выставки мы все попали в журнал «Натали», где появилась статья «Эротика Гжели», ну, и наши фотографии  там конечно были, правда, очень приличные. Как будет складываться с выставками теперь, сказать сложно, но по всему видно, что новое  руководство Гжели не готово к таким инициативам художников, хотя это одна из важнейших составляющих работы художников и рекламы завода. На выставках художники практически готовят для предприятия будущих покупателей и коллекционеров Гжели. Если публика не видит новых авторских работ художников, то у неё  постепенно, умирает и интерес к самому заводу. Эти  вещи очень взаимосвязаны. Время ещё не раз подтвердит эту простую истину. Да, вот хотя бы в прошлую пятницу к нам на завод в Гжель привозили одну американку, которая от своих русских друзей знает, что у нас есть, что посмотреть на заводе и в музее, где стоят работы художников.                  

 

20.07.2009 г.

Так получилось, что сегодня пришлось самому провести две экскурсии посетителей на наш завод. Иногда в таких экскурсионных группах бывает очень пёстрая по социальному составу и разная по возрасту публика, за которой интересно наблюдать. Те, кто помоложе иногда впервые слышат о Гжели, старшее поколение знает чуть больше, но есть и такие, кто сами готовы мне рассказать обо всех заводах Гжели и в этих рассказах можно услышать разные небылицы. Но настоящими и самыми толковыми покупателями изделий Гжели чаще всего оказываются молчуны, которые внимательно слушают наши рассказы и всякие байки про Гжель, а потом делают весьма значительную покупку. Сегодня были посетители из Владивостока, которые знают о нашем заводе, видели в продаже наши изделия, но из-за высокой цены не смогли купить их у себя дома. Как оказалось цены и у нас на месте производства тоже не дешёвые. Конечно, купили что то, но наверно сто раз подумали и вспомнили цены на китайский и японский фарфор, в своих дальневосточных магазинах. Как я уже писал, для меня до сих пор остаётся загадкой ценообразование на нашем заводе и в магазинах торгующих настоящей и поддельной Гжелью в Гжельском регионе. Причём экономически гораздо выгоднее торговать изделиями, но не производить их. В любом случае производитель несёт больше потерь, а если говорить о нашем заводе, то речь пока может идти только об убытках. Ещё хуже, когда люди на заводе несут моральные потери.  Сейчас после собрания акционеров наступит затишье, и все будут ждать обещанной зарплаты, но как говорится, нашему народу уже столько обещано, а ему всё мало.

 
Предыдущая
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Следующая